Только о двух вещах мы будем жалеть на смертном одре — что мало любили и мало путешествовали….


Только о двух вещах мы будем жалеть на смертном одре — что мало любили и мало путешествовали.